name.gif

Обычная версия

Версия для слабовидящих



logo1.gif

Как записаться в библиотеку

Консультации по вопросам оказания государственной услуги

Часто задаваемые вопросы

Вы можете оставить отзыв о качестве условий оказания услуг на официальном сайте

Краснодар литературный

Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Все о «Пушкинской карте»:

Афиша

Оформление

Возможности

QR

facebook.com youtube.com vkontakte.com

фото.jpg

Устремленные в небо

(к 90-летию со дня рождения В.Т. Иваненко)

«Профессии художника и летчика близки друг другу, потому что во многом требуют от человека одних и тех же врожденных или

приобретенных черт и качеств: чувства пространства, движения в нем, темпа и ритма

его, глазомера и тонкого чувства цвета,

аналитического отношения к обязательствам в работе, романтизма...».

К. К. Арцеулов - авиаконструктор,

планерист, летчик и мыслитель

Человек, гражданин, писатель Виктор Трофимович Иваненко в своих «Размышлениях над летной книжкой» писал: «У каждого, кто дожил до седых волос, есть, не могут не быть какие-то сугубо личные, ни на что не разменянные воспоминания прошлого. Для меня это равной мерой увиденное мальчиком в объятиях своей «няньки» Покровки – восточной окраины Краснодара времен нэповского ажиотажа и драматических начал коллективизации...».

В. Т. Иваненко родился 23 февраля 1922 года. Окончил ФЗУ, работал токарем на заводе «Краснолит» грузчиком, разнорабочим на стройках в Краснодаре и Херсоне.

Об этом в «Размышлениях...» вспоминал: «Суровой, но и доброй была для меня старая Покровка. В лабиринте ее прямых, пыльных летом и слякотных зимой улиц, в общении с жившими на этих улицах в хатах-мазанках пацанами-ровесниками и старожилами-соседями-железнодорожниками, рабочими шорно-седельной фабрики, заводов «Саломас», «Кубаноль», хлеборобами-единоличниками, кустарями-обувщиками, кузнецами, печниками, дроголями, торгашами, ну и блатниками тоже — формировалось изначально мое осознание сущего».

В 1939 г. окончил без отрыва от производства Краснодарский аэроклуб и на общественных началах работал инструктором-планеристом.

Затем по комсомольской путевке был направлен на учебу в Центральную летную школу инструкторов. После окончания ее работал летчиком-инструктором в аэроклубе Алтайского края. Обучал летному мастерству вчерашних школьников-сибиряков.

В 1942 г. его призвали в ряды Красной Армии. Он служил в системе военных учебных заведений ВВС, готовил пилотов для фронта.

В молодые годы велика тяга к летной профессии! Правдами и неправдами стремились тогда молодые люди в летчики. Не минул сего жребия и Виктор Трофимович. Его можно понять: кто видел нашу прекрасную Землю с высоты птичьего полета, тот не может не спеть ей гимн.

Нетрудно представить себе, что испытывал молодой летчик, паря над этой дивной красотой. С каким напутствием он провожал своих учеников на фронт! Как завидовал им, улетающим на защиту Родины. Сколько потом накопилось в душе невысказанного. И как томилась душа желанием излиться, исповедоваться о прожитом и пережитом.

За эти годы Виктор Иваненко на 17 типах самолетов, поршневых и реактивных, налетал тысячи часов днем и ночью, в ясные дни, когда на десятки верст просматривались таежные просторы и горные отроги, и в ненастье, когда не видно было земли под собой.

В годы войны классный летчик-инструктор обучил и выпустил в небо несколько боевых полков. Это был каторжный труд — не только физически, но и психологически. Он делал летчиками немцев, венгров, поляков, перуанцев, ливанцев, афганцев и монголов, не понимающих тонкостей русского авиационного языка. Десятки выпускников молодого командира стали выдающимися летчиками в своих странах.

Говорят, неисповедимы пути Господни. В творческом самовыражении тоже. Виктор Иваненко пришел в литературу. Видно, душа романтика продолжала парить над Землей.

В 1958 г. был уволен из рядов Советской Армии по состоянию здоровья.

О первых муках творчества он не склонен был вспоминать. Оно и понятно — в этот период больше мук, чем творчества:

«Мне карандаш держать не легче

Трудней намного, чем штурвал...».

Публикации появились в 1957 году. Сначала в газете «Советская авиация» — первый рассказ «В грозу», потом в «Красной Звезде», «Советской России», в «Литературной газете».

Первая книга «Валька из Ростова» вышла в 1963 г. в Краснодаре.

Через пять лет после выхода этой книги его приняли в члены Союза писателей.

Вот как об этом писал В. Иваненко:

«В Союз писателей меня приняли, когда библиотечка «Красная Звезда» опубликовала мои рассказ «Тишина на аэродроме», получивший первую премию на всесоюзном конкурсе к 50-летию Вооруженных сил. А мой роман-дилогия «В долине Копсан», «Угол атаки» о работе в войну летных училищ Комитетом СССР по печати был отмечен как явление в отечественной литературе. Многое из увиденного и прочувствованного на голубых дорогах Родины в пору реактивных самолетов отображено в повестях и рассказах: «Перехватчики», «Школаштурмующих небо», «Вернитесь, генерал»».

Признание пришло!

Известный писатель Виктор Ротов так писал о творчестве В. Иваненко:

«У него есть одна особенность — придавать всему, что он говорит, значимость и романтический привкус. Иногда говорит простейшие вещи. А над мыслью его тихо мерцает этакий светлый ореол. Так и в книгах своих. Вроде пишет о простых житейских вещах. Но вдруг на каком-то абзаце тебе в сознание легонько так войдет тихое озарение и обнимет душу призрачной радостью».

И вот отрывок из романа «В долине Копсан»:

«Хороши в долине ночи — чистые, прохладные, звездные. Приволье самолетам. Падай, где хочешь, лишь бы на три точки. А потом пробег сколько хочешь. По траве до пояса. На сотни верст трава. И триста солнечных дней в году».

Умение его коснуться тончайших струн души находит понимание и отклик у читателей.

О простых людях, тружениках цехов и полей, Иваненко писал много и всегда любовно. Сам, пройдя в молодости рабочую школу жизни, он понимал их думы и нужды.

Писатель два срока возглавлял Краснодарскую писательскую организацию. Избирался депутатом краевого Совета народных депутатов; кандидатом в члены крайкома КПСС.

«Да, работа этих органов, и моя в них, не была идеальной, — писал В. Иваненко. Но она всегда была общественно полезной, направленной на социальную защищенность всех слоев населения жемчужины России Кубани в составе Советского Союза. Это не подлежит забвению тоже. В душе каждого здравомыслящего россиянина сохранилось незамутненным чувство гордости за нашу великую Родину, за нашу защищенность от унижений, чьих бы то ни было».

В. Иваненко был награжден престижным знаком министра обороны «За шефство над Вооруженными Силами».

В соавторстве с Кронидом Обойщиковым выпустил широкоформатные фильмы «Дороги отцов», «Солдаты», «Военные врачи».

Поэт и писатель во все времена на Руси был олицетворением души и совести нации. Об этом - боль кубанского писателя Виктора Иваненко.

«Теперь над его вечным покоем гремят мощные реактивные машины. Но они не тревожат его душу. Это самая сладостная музыка всей его жизни», - писал К. А. Обойщиков.

Произведения В.Т. Иваненко

Иваненко, В. Т. В долине Копсан : роман / В. Т. Иваненко. – 2-е изд. – Краснодар : Книжное изд-во, 1979. – 384 с.

Иваненко, В. Т. Валька из Ростова : повесть и рассказы / В. Т. Иваненко. – Краснодар : Книжное изд-во, 1963. – 187 с.

Иваненко, В. Т. Визит летчика-инспектора : повести / В. Т. Иваненко. – М. : Воениздат, 1985. – 320 с.

Иваненко, В. Т. Жить, чтобы летать / В. Т. Иваненко. - Краснодар : Крайбибколлектор, 2000. - 78 с.

Воспоминания, документальные рассказы, отрывки из повестей.

Иваненко, В. Т. Перехватчики : повесть и рассказы / В. Т. Иваненко. – Краснодар : Книжное изд-во, 1974. – 208 с.

Иваненко, В. Т. Угол атаки : роман / В. Т. Иваненко. – Краснодар : Книжное изд-во, 1972. – 224 с.

Продолжение книги «В долине Копсан».

Иваненко, В. Т. Хроника старой Покровки. Обо мне и моей малой Родине / В. Т. Иваненко. – Краснодар, 1997. – 16 с.

* * *

Иваненко, В. Т. Валентина Иововна : рассказ-быль / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 2002. - 1-15 февр. - С. 4.

Иваненко, В. Т. Валька (отрывок); Данилыч : рассказы / В. Т. Иваненко. // Литературная Кубань. - 2000. - 1-15 авг. - С. 1-2.

Иваненко, В. Т. 1. Вара; 2. В грозу : рассказы / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань.- 2001. - 1-15 февр. - С. 6: фот.

Иваненко, В. Т. Война и люди : зарисовки с натуры / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань.- 2000. - 16-31 марта. - С. 2-3.

Воспоминания о войне.

Иваненко, В. Т. Где же вы теперь, мои журавли? : рассказ / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань .- 2004. - 1-15 февр. - С. 5.

Иваненко, В. Т. Дом Игната : рассказ / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 2003 .- 16-28 февр. - С. 5 : фот

Иваненко, В. Т. Здравствуй, Земля! : из повести "За звуковым барьером" / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 1999. - 16-30 сент. - С. 2-3. : фот.

Повесть посвящена однополчанам, летчикам-испытателям.

Иваненко, В. Т. И мы ведь были молоды / В. Т. Иваненко. // Литературная Кубань. - 1997. - 16-28 февр. - С. 5.

О своем первом самостоятельном полете.

Иваненко, В. Т. Летчик в седле. Дневник одного подвига / В. Т. Иваненко // Козлов В. В., Обойщиков К. А. В гремящем небе Кубани. - Майкоп, 2001. - С. 134-140.

О К.В. Сухове - Герое Советского Союза, воспитаннике Ейского высшего

авиационного ордена Ленина училища летчиков им. В.М. Комарова.

Иваненко, В. Т. "Остановите Землю - я сойду!" : моя постсоветская хроника (1989-1999) / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 1999. - 1-15 нояб. - С. 1.

Иваненко, В. Т. Офицерская доблесть без грифа "секретно" / В. Т. Иваненко // Кубань. - 1999. - № 1. - С. 49-54.

Публицистическая заметка о кубанских офицерах.

Иваненко, В. Т. Охота с егерем : рассказ / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 2003. - 16-28 февр. - С. 5: фот.

Иваненко, В. Т. Размышления над летной книжкой / В. Т. Иваненко // Морева М. П., Василенко Г. И. Книга Памяти. Россия. Краснодарский край. - Краснодар, 1997. - Т. 20 : Победители. Опаленное войной поколение. - С. 257-272.

Иваненко В. Т. Русское поле / В. Иваненко // Литературная Кубань. - 1999. - 1-15 апр. - С. 3 ; Кубань сегодня. - 1999. - 23 апр. - С. 6.

Размышления писателя о положении в России.

Иваненко, В. Т. Чкаловым крещенные : воспоминания / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 1998. - 1-15 дек. - С. 5-8.

Иваненко, В. Т. Штопор : рассказ / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 2003. - 1-15 авг. - С. 3: фот.

Иваненко, В. Т. Эх, мы.. : из повести "Голубые дьяволы" / В. Т. Иваненко // Литературная Кубань. - 1997. - 16-30 апр. - С. 5, 7.

Памяти боевых подвигов на фронтах ВОВ воспитанников Ейской школы морских летчиков.

Литература о жизни и творчестве В.Т. Иваненко

Барсукова, Т. Крылатый сын земли кубанской / Т. Барсукова // Вольная Кубань. - 2002. - 23 февр.- С. 3.

О вечере памяти, посвященном 80-летию писателя В.Т. Иваненко, прошедшем в краснодарской центральной городской библиотеке им. Н.А. Некрасова.

Лотышев, И. П. Летчик, писатель и журналист / И. П. Лотышев // Кубань сегодня. - 2002. - 16 марта.

О творчестве кубанского писателя В.Т. Иваненко.

Обойщиков, К. А. Крыло в крыло / К. А. Обойщиков // Литературная Кубань. - 2002. - 1-15 февр. - С. 4, 8.

О писателе В.Т. Иваненко.

Ротов, В. С. Взлет / В. С. Ротов // Ротов В. С. Ближе к истине : публицистика. – Краснодар, 2000. – С. 331-335.

Сошников Н. "Я с вами дорогие мои…" / Н. Сошников // Рассвет. - 2002. - 15-21 марта. - С. 1.

О кубанском писателе В.Т. Иваненко.

Обойщиков, К. А. Два сюжета к одной фотографии / К. А. Обойщиков // Литературная Кубань. - 2000. - 16-30 июня.- С. 6 : фот.

Воспоминания о встречах с писателем В.Т. Иваненко и Героем Советского Союза, летчиком П.А. Галкиным.

Он ставил нас "на крыло" : некролог // Кубань сегодня. - 2000. - 21 марта : фот.

Уроженец Краснодара, летчик, член Союза писателей СССР с 1969 г. - В.Т. Иваненко.

Памяти Виктора Трофимовича Иваненко : некролог // Вольная Кубань. - 2000. - 21 марта. - С. 1 : фот.

Виктор Иваненко

Сержант Борщева

Отрывок из повести «Хроника старой Покровки»

Передо мной раскрытая моя, уже тоже состарившаяся летная книжка. На ее страницах в хронологическом порядке зафиксированы все мои за двадцать лет отрывы от земли на семнадцати типах поршневых и реактивных самолетов. Ни одна тысяча их была на разные задания — днем, ночью, в простых и сложных метеоусловиях, в тропосферу и стратосферу. И все они были в основном связаны — в годы войны и после — с подготовкой воздушных бойцов, летчиков-истребителей, обучением вчерашних школьников не бояться в отрыве от земли ни облаков, ни ночи, ни черта, ни дьявола. Вспомнилась в этот час и Полина Борщева на летном поле в долине Копсан (смерти). Тот день выдался обычный: тридцать восемь градусов в тени. Такую жару плохо переносили «Яки». Людей на старте изматывало безветрие. Самолеты вытряхивали из травы желтые облака горячей пыли. Безветрие позволяло облакам отслаиваться над стартом, сливаться в густой удушливый туман, сквозь который слабо, как желток через мутный стакан, проглядывало солнце. На земле туман почти не редел. В нем серыми тенями пробегали люди. Голоса их звучали бодро, руки работали проворно. Из этих рук «Яки» получали силу для полета и снова уходили в небо.

— «Беркуты»! Я — Тюльпан»!.. Не дремать! — сипло бросал в микрофон Тюрин, когда на него наплывало облако пыли. — Не дремать, «Беркуты». Усилить осмотрительность.

Анохин сидел рядом прямо, вытянув больную ногу, и чему-то улыбался. Неожиданно он вскочил:

— Слышите, капитан?

— Слышу, — нехотя буркнул Тюрин. - Борщенок орет. Константин Константинович. И никуда его не денешь.

Все, что могла и старалась делать Полина как мать, это кормить сына строго по часам. Ровно в полдень Константин Константинович являлся к ней обедать. Он чихал на плановую таблицу полетов, которую тоже строго по времени должна была выполнять его мать. Задержись она хоть на минуту в воздухе, Борщенок закатывал рев на всю долину. Был он еще совсем сморчок. А заявить о себе умел. «В отца пошел, чертенок», — смеялись романовцы.

Привозила его Фаечка на старт вместе с ужином. Личный состав ужинал обычно по звеньям, в три смены. «Яки» тогда вылетали реже. Пыль несколько рассеивалась.

В тот день Полина ходила за воздушную цель. Она только что зарулила на линию предварительного старта, выключила мотор, разорвала на себе грудную перемычку лямок парашюта и, еще не остывшая после «воздушного боя», не просохшая, строгая, повернулась лицом к Фаечке. Пока менялись ее «противники», Полина могла покормить ребенка, не вылезая из кабины. Она приняла от Фаечки плачущего сына.

— Сейчас, горлопан! Сейчас! — поцеловала его пальцы, накинула на голову ему свой шелковый подшлемник и стала расстегивать комбинезон.

Костя умолк. Полина откинулась на бронеспинку. Взгляд ее был устремлен куда-то далеко через прицел, а на губах, потрескавшихся от жары, блуждала усталая, счастливая улыбка.

В эскадрилье к этому давно привыкли. И теперь лишь отворачивались, когда Полина принималась расстегивать комбинезон. Анохин не отвернулся. Уставясь издали на Полину, он неожиданно приказал Тюрину:

— Выключить моторы!

Тот посмотрел на него с удивлением;

— Зачем, товарищ подполковник?

— Выключить моторы!!! — повторил Анохин таким голосом, что Тюрин вздрогнул, а потом со злостью крикнул стартеру: — Выключить моторы!

Стартер скрестил флажки над головой. Винты самолетов на линии предварительного старта и даже тех, что уже приготовились к взлету, перестали молотить воздух. Перестала волноваться трава и курчавиться пыль за хвостами.

Напуганный внезапно наступившей тишиной, Борщенок всхрапнул, будто и он уже понимал — тишина на старте в разгар полетов — признак беды.

Но это была торжественная тишина. И Анохину казалось — сейчас на всей земле выключились моторы боевых машин, и люди на всей земле сейчас прислушиваются к чмоканью губ маленького Кости. Ковыляя к самолету Полины, Анохин как-то по-мальчишески весело и глупо улыбался.

— Что же Вы так? — спросил он, наваливаясь на плоскость грудью.

— Как, товарищ подполковник?

— Да вот так. По авиационному.

— А-а.. — Полина рассмеялась. — «И мы пахали», - скажем, отцу, когда вернется.

Словно бы желая посмотреть, кому мать выбалтывает семейную тайну, Константин Константинович приподнял голову.

— Привет! — подмигнул ему Анохин с улыбкой.

Борщенок равнодушно зевнул. Полина осторожно передала его Фаечке. Та стояла рядом, возле плоскости.

— Держи, тетка, готов! — быстро застегнула комбинезон и стала натягивать на плечи лямки парашюта.

Сползая по кромке крыла ближе к кабине, Анохин спросил ее:

— Вас как зовут?

— Сержант Борщева!

— А по-человечески?

— Сержант Борщева, — нахмурила брови Полина. — От винта, товарищ подполковник!

— Есть от винта, товарищ сержант! — Анохин отскочил в сторону и поковылял к полуторке, где Фаечка уже кормила летчиков пшенной кашей.

Подготовила по материалам печати С. Товекалова












новаябиблиотека.рф

tounb-logo.gif libnet.gif polpred_banner.png
88x31_0101.gif 88x31_0201.gif 88x31_0301.gif Электронная библиотека диссертаций Российской государственной библиотеки polpred_banner.png yandex yandex

Яндекс.Метрика